Поиск:  


2012-04-20

Болото

Пришли в гости ребята строители. Сами инвесторы, сами рабочие. Пришли, как обычно все ко мне ходят, за помощью. Куда дальше двигаться, чем заниматься: площадки все заняты, пристрои все разобраны, проектов нет. А где есть — так снос такой, что себе дороже строить, все квартиры расселенцам отдашь.

Когда кофе попили, я попросил провезти меня по городу, за город свозить, просто так, без дела. Когда ездишь за чем-нибудь, это чего-нибудь и видишь, а так — может что в голову придёт. На поездку затратили три часа. Вроде всё посмотрели, но толкового ничего в голову не приходило, да и прийти не могло: по этим местам профессионалы уже всё исползали. Мне так и сказали: нечего, мол, наше время было тратить, с тебя волшебства хотели, а ты обыденность — давай посмотрим, где все смотрят. Все до дыр досмотрели.

Остановились в шашлычной за городом. Азербайджанцы построили русскую избу и на русских березовых углях, из русской свинины кормили нас азербайджанским шашлыком.

А я тупо уставился на куски мяса, жирно политые помидорным соусом, и вспоминал: что не конгруэнтное мне попалось по дороге. И вспомнил... Болото!

Совсем близко от города было огромное болото. Там бы поселок коттеджный поставить, а там — болото. Вот меня и задело — почему болото?

– Народ, а болото осушить можно?

– Ну, братец, это уже все просчитали, дренаж золотой выходит. Торф нужно вывести, он пластом идёт метра три, и только потом песок.

Я смотрел на своих приятелей, а в голове моей складывалась очередная бизнес-сказка для болотных строителей. Я не знал, что там творится в моей творческой мастерской. Было дано задание, и мастерская, в виде моей головы, исполняла.

Набросок мне понравился, и я стал рассказывать ребятам, как можно построить посёлок да еще до строительства прибыль создать — им понравилось.

Через две недели мы получили разрешение на проектирование, и сидели в архитектурной мастерской: нам нужен был генеральный план коттеджного поселка с каскадом прудов, производственной зоной, своими локальными очистными. Архитектор тупо смотрел на нас и не понимал, потому что озеро создавать дорого, очистные сооружения тоже, а прибыль где? Но это было до тех пор, пока не стали разговаривать об исходных данных на проектирование. Глаза его из тупо-смотрящих превратились в заинтересованно-искрящиеся.

– Во даёте, никто не додумался!

– Подожди, ещё не то будет, — сказал генеральный и начал рассказывать, что же ему нужно спроектировать на этих площадях.

– Ну, даете, — это раздавалось часто, а мы продолжали рассказывать о задуманном коттеджном посёлке.

Через два месяца мы увидели генеральный план коттеджного посёлка с каскадом прудов, производственной зоной, зоной отдыха, своими локальными очистными. Это была сказка. А дальше все было просто, как обычно в строительстве, когда есть прямое финансирование: широким фронтом пошло освоение площадки. Я стал проводить анализ, что ж мы такого сделали, что освоение площадки стало выгодно, всё вроде на поверхности лежало. Вышло следующее:

Весь пласт торфа толщиной в 3 метра продали дорожникам как добавку в асфальт, по аналогии с гидролизным лигнином. Лигнин же в Москве и Питере добавляют, чем торф хуже.

Купили завод для приготовления торфобрикета. Купили дёшево, рентабельность-то дутая, сбыта нет. Реконструировали на выпуск органо-минеральных удобрений. Так как торф верховой, имеет много древесных отходов при просеве — их и отправили в удобрения, что позволило рентабельность завода увеличить в три раза.

Часть слоя песка с торфом продали городу на озеленение.

Двухметровый слой песчано-гравийной смеси, который находился ниже торфа, продали на домостроительный комбинат для приготовления в будущем бетонных изделий и раствора.

И бетонщикам, и дорожным строителям отдали объёмы их работ. Они у нас, как сейчас принято назвать, «аутсорсинг», что по-нашему еще проще — подрядчики.

Так болото в несколько десятков гектаров с прилегающими площадями превратилось в огромную строительную площадку. Желающих купить коттедж или квартиру оказалось больше, чем воды в болоте было: кто же не захочет жить в экологически чистой зоне, у воды, где каскад прудов с полной инфраструктурой для жизни.

А почему бы не строить этот микрорайон, если очистные, дороги, каскад прудов достались в качестве прибыли. И людям хорошо — это первый микрорайон, построенный для удобства человека, в котором предусмотрели максимально все. Пусть люди живут и радуются.

Вячеслав Костин

Оставьте здесь свой комментарий


Заметили ошибку?  Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus